Российское информационное агентство
поиск по статьям и новостям

Диагноз – пофигизм / Александр Ярошенко / Колумнисты

13.11.2017, 11:00      Новости Благовещенска

Почему Приамурье покинул высококлассный врач уникальной специальности, чей рабочий кабинет напоминал убитую подсобку захудалой общаги? И почему главному врачу областной больницы «очень неприятно», когда в соцсетях появились фото того врачебного кабинета?

Почему Приамурье покинул высококлассный врач уникальной специальности, рабочий кабинет которого напоминал убитую подсобку захудалой общаги? И почему главному врачу областной больницы «очень неприятно», когда в социальных сетях появились фото того «врачебного кабинета»?

«Мне очень неприятно. Главный врач Сапегина…»

Эльвира Юрьевна Дьяченко больше 20 лет проработала врачом-фониатром в Амурской областной больнице. Люди речевых профессий молились на нее (я не исключение). Умная, интеллигентная, профессиональная, бесконечно понимающая и любящая свое дело, образованная, знающая иностранные языки, кандидат медицинских наук – это все о докторе Дьяченко.

Запомнилось чувство растерянности и неловкости от вида кабинета, в котором работала Эльвира Юрьевна в поликлинике областной больницы. Это убожество с обшарпанными, десятилетиями не знающими ремонта стенами в полной мере мог бы описать только гениальный Владимир Гиляровский, блистательный бытописатель московских дореволюционных трущоб.

Четыре месяца назад замечательный врач уникальной специальности уехала из Благовещенска. Мы стали еще более безголосыми… Убежден, что одной из причин её отъезда стало многолетнее наплевательство медицинского начальства, которое создало ей недостойные, оскорбительные условия для работы.

Недавно, будучи в Санкт-Петербурге, я пришел на прием к высококлассному врачу-фониатру Эльвире Дьяченко. Искренне порадовался за нее: прекрасно оборудованный кабинет на Невском проспекте в самом центре культурной столицы России. После этого выложил в Фейсбук хранившиеся в моем телефоне фотографии убожества, которое когда-то было многолетним рабочим местом штучного доктора.

Под фото оставил лаконичные строчки: «Кабинет врача-фониатра в Амурской областной больнице. Это главная больница космического региона России. Дорогие Антон Павлович Чехов и Юрий Алексеевич Гагарин, простите нас. Мы все про@рали...»

Сделал ссылку на минздрав России, не сомневаясь, что в этом ведомстве мониторят социальные сети. Думаю, не всё же им читать полные розовых соплей отчеты региональных коллег, о социально-медицинском благополучии в регионах. Фотографии часто бывают громче слов.

Через несколько часов мой телефон принимал гнев главного врача Амурской областной больницы Ольги Сапегиной.

Оказывается, стоило доктору Дьяченко уехать из Благовещенска, как руководство главной больницы региона увидело съедаемые плесенью стены и сделало в том кабинете ремонт эконом-класса. Главный доктор заглавной больницы Приамурья прислала мне фото «свежего» кабинета. Все миленько, в фиолетовых тонах.

Фото Амурской областной больницы

Правда, невидно на фото приличного оборудования, например, эндоскопической стойки для осмотра больных. Ну да ладно, срамоту закрасили, новый линолеум постелили – и то забота о людях.

Забавный диалог случился у нас с Ольгой Сапегиной.

– Кабинет давно сделан. Главный врач Сапегина. Мне очень неприятно, – телеграфным стилем извещает меня Ольга Владиславовна.

– Давно – это сколько лет, главный врач? Мне было очень неприятно ходить в этот кабинет как пациенту, – отвечаю я.

– Я работаю всего полтора года. За эти полтора года сделано очень много. Зайдите, я вам покажу, – отвечает главный доктор.

– Я был в этом позорище на приеме, когда там работала замечательный доктор Дьяченко. Которую, кстати, вы (мы) потеряли, – пишу в ответ.

– Доктор замечательный. И очень жаль, что она уехала. Полностью с вами согласна, – отвечает Ольга Владиславовна.

– А вы не догадываетесь, почему она уехала? Годами работать в таком сарае – это оскорбление в чистом виде. То, что ремонт сделали, хорошо. Но опоздали. Дьяченко –штучный «товар», – отвечаю я.

Тишина была мне ответом…

Как поп из табакерки

Вскорости в фейсбучную полемику ввязался священник Благовещенской епархии Стас Шевченко. Церковный псевдоним у него – «отец Святослав».

Цитата из его духовного слога: «Нередко подобные ситуации – это следствие пофигизма и самих сотрудников, которые считают, что начальство само должно догадываться о проблемах и решать их. Самая главная причина – равнодушие... Причем на всех уровнях».

Не зная ситуации, «отче» обвинил в пофигизме все уровни. Оптом.

«Стас, начальство на то и начальство, чтобы знать и решать проблемы подчиненных. Врач должен лечить, а его начальник – создать ему все условия для этого. Поэтому аргумент про пофигизм сотрудников не принимается... Результат этой истории печальный. Врач-фониатр от бога уволилась и уехала из региона... Так что будем еще более безголосыми», – пытаюсь объяснить суть.

Поп пишет в ответ: «Не призываю к безголосости. Но, уверен, что подчинённые тоже не должны быть безгласными. Врач обращалась по своей проблеме выше по инстанции?»

«Ты взрослый человек... А заведующая областной поликлиникой не заходила в кабинет к единственному фониатру региона? А главный врач больницы не догадывался, в каких условиях работает кандидат медицинских наук? Неужели ты серьезно допускаешь, что адекватный человек может безмолвствовать, работая в съедаемом плесенью кабинете? Такое даже в епархии невозможно. Хотя у вас там демократический централизм, не дай бог», – отвечаю я на его «заупокойную литию».

Медиаотче замолкает только после слов, которые написала ему Эльвира Дьяченко: «Уважаемый отец Святослав. Я тот самый врач, которого Вы обвиняете в "пофигизме и равнодушии". Обвиняете столь уверенно, как будто наверняка это знаете. А между тем я не припомню, чтобы Вы этот кабинет когда-либо посещали и были со мною знакомы, чтобы иметь возможность судить.

А поскольку Вы не знаете, о чем беретесь рассуждать, осмелюсь ввести Вас в курс дела. Каждым врачом этой поликлиники ежегодно пишется отчет о проделанной работе, где указываются в том числе и потребности кабинета. И мною он писался каждый год. На что мне искренне и правдиво до цинизма отвечалось: "От Вас требовалось только написать, чего не хватает. А никто ничего Вам давать и не собирался".

Это то, что касается обращений к вышестоящим инстанциям.

Насчет пофигизма и равнодушия. За 22 года моей работы в этом кабинете мною на мои собственные деньги ежегодно обновлялся инструментарий, были куплены полностью все канцелярские принадлежности, проходилось обучение на центральной базе и не только за мой счет или за счет спонсоров (вылеченных мною пациентов). За мой же счет посещались семинары и конференции, проходилась стажировка за границей.

Больница в этом участвовать отказывалась категорически. Более того, всячески препятствовала. Ввиду этого я, являясь инвалидом 3 группы, вынуждена была сдавать кровь, чтобы иметь свободные донорские дни и беспрепятственно посещать конференции и семинары.

Так что беспочвенные Ваши обвинения в пофигизме и равнодушии принять не могу. Вы беретесь рассуждать, о чем не знаете и знать не можете.

Далее я не вижу смысла в борьбе с ветряными мельницами, потому от предложенного мне хорошего места работы не отказалась и благополучно уехала. Считаю, что за 22 года работы сделала все, что могла для фониатрической службы Амурской области и для областной больницы. Долгов перед ними не имела и не имею. Только искренне жаль моих пациентов».

Теперь, надеюсь, вменяемому большинству понятно, почему Приамурье потеряло замечательного доктора.

Теперь прошу внимания доктора Сапегиной

Ольга Владиславовна, понимаете, ремонты, как и цветы, бывают запоздалыми. Сложилось ощущение, что Вы ждали, когда страшное, как метастазы, помещение покинет доктор, которого вам «жаль», и только потом принялись делать там ремонт.

У вас там ремонтов делать предстоит еще много. Проследите, чтобы ваше окружение не напрягало полунищих медсестер и санитарок вступать в дружные ряды финансовой пирамиды типа «Амвэй» и чтобы хамки не принуждали «девочек» покупать и распространять выгодную для них муть. (У меня лежит несколько коллективных писем по этому поводу, написанных забитыми до глубокого испуга вашими сотрудниками.)

Постарайтесь, чтобы ваше окружение меньше хамило и орало на подчиненных, не унижало их. (Любопытные диктофонные записи по этому поводу тоже имеются.)

Создавайте как можно больше хорошей атмосферы для замечательных докторов, которые продлевают наш век и делают его более качественным. А когда вам в очередной раз будет «неприятно» от сделанного замечания, советую почитать боль доктора Дьяченко. И полагаю, что вам сразу станет полегче. Как говорят в народе – отпустит.

Прямая речь

Анна Лаптева, актриса Амурского театра драмы, народная артистка России:

– То, что Эльвира Юрьевна Дьяченко уехала из Приамурья, это и моя личная беда. От нас уехал замечательный доктор, которого у нас в театре все очень уважали и ценили. Она умела возвращать голоса и надежду. Эльвира была очень ответственным и грамотным профессионалом своего дела. Санкт-Петербургу в очередной раз повезло – там теперь работает такой врач…

Источник новости: http://www.amur.info/column/yaroshenko/8069

Источник: www.amurnews.ru
 Читайте также:
Мнение редакции интернет сайта yodda.ru никогда не совпадает с мнением, высказаным в новостях.

Пользовательское соглашение   |   Контактная информация   |   Города   |   Отели
Copyright © 2014-2016 yodda.ru - региональное информационное агенство
Яндекс цитирования